Змиевы валы



Змиевы валы. Разгадка феномена


В случае со Змиевыми валами мы вновь сталкиваемся с парадигмальной ловушкой, в которую попадают большинство учёных и исследователей, касающихся этой темы. На первый взгляд кажется, что все валы несут какую-то полезную функцию. Действительно, если посмотреть на схему валов, то часть из них несомненно служило в качестве фортификационных сооружений (траверсов). К ним, очевидно, следует отнести Трояновы валы и валы Подолья, которые предотвращают внезапное проникновение недружелюбно настроенных орд из Северного Причерноморья.

Конфигурация остальных валов у представителей догматического подхода вызывает одни лишь недоумения. С точки зрения обороны от конных и пеших войск Змиевы валы особого значения не имеют. Тогда какой смысл сотнями лет строить эти валы, перелопачивая тысячи тонн грунта? Да и сам срок строительства – сотни лет - говорит о том, что строили валы не ради защиты. Получается что десятки поколений строителей были беззащитными, да и окончательный результат стройки оказался для них не лучше.

Кроме того, вопреки утверждениям многочисленных авторов о том, что валы фронтально ориентированы на юг, строго определённой ориентации валов нет. Это хорошо видно на схеме:

Схема валов
Рис. 1.


Валы разбросаны по огромной территории, не имея между собой какой-либо связи и не образуя единой заградительной цепи. Можно заметить, что валы часто тянутся вдоль рек, а в случае с валами Киева они концентрируются на западе от него.

Исторические источники об оборонительных свойствах таких валов ничего не сообщают. Валы им практически не известны. Ситуация повторяется, как и в случае с многими мегалитическими строениями: фактом своего существования они являются частью ландшафта нашей цивилизацией, но оставаясь при этом совершенно чуждыми для осмысления.

Причина такого положения видится здесь не в самих артефактах, а в методе их изучения. Рутинный научный подход предполагает искать функциональные свойства предметов и явлений или, в лучшем случае, опираясь на современные религиозные преставления, экстраполирует теизм в древность, делая древних людей архетипически зависимыми от мистических и религиозных культов. Проще говоря, считается, что мистицизм и вера в бога присущи природе человека, отсюда все «странности» в его поведении и творениях.

Загадка Змиевых валов находит решение при использовании эвристического подхода, который, в частности, был востребован при раскрытии назначения египетских пирамид - [andrew-vk.narod.ru] .

Тема пирамид пока ещё не завершена. Осталось проследить их развитие вплоть до современных храмов, в эволюционной цепочке которых присутствуют курганы, дающие возможность решить проблему Змиевых валов. Надо отметить, что в «курганной культуре» (КК) нет чего-то уникального – она была присуща очень многим народам бронзового и начала железного веков, но египетские пирамиды, как «родоначальницы» курганов, выделяются среди них своей древностью. Собственно, большинство египетских пирамид – это и есть курганы, сложенные из сырцового кирпича и засыпанные бутовым камнем. Важно ещё и то, что египетские «курганы» являлись неотъемлемой частью древнеегипетской культуры и воплощали сакральную связь Неба и Земли. Глубокая и всесторонняя развитость религии Древнего Египта естественным образом отразилась на конструкции древнеегипетских «курганов», отличающихся совершенством и непревзойдённостью.

Совокупность указанных факторов говорит о том, что родиной КК стал Древний Египет. Но это не значит, что древние египтяне насаждали по всему обитаемому миру свои культы, заставляя туземцев заниматься непривычным для них строительством курганов. Древний Египет, будучи самой развитой культурой Ойкумены, был объектом зависти и подражания, а также, что принципиально важно, источником знаний, включая космогонию, теогонию, астрономию, медицину и т.д. Могущество и непререкаемый авторитет Древнего Египта накладывали отпечаток на культуры соседних народов, а от них влияние Египта распространялось к обитателям более отдалённых регионов, что в свою очередь приводило к значительной трансформации знаний и культов, а также их деградации – вплоть до полного затухания.

Вышесказанное относится и к КК: если египетские «курганы» служили инструментом боговоплощения царя, то на периферии Ойкумены они превратились практически в обычные могильники, что стало следствием неизбежной деформации и демократизации ритуала. Причём демократизация культов и ритуалов закономерна не только для отдалённых провинций – она присуща всей цивилизации.

Вульгаризация (vulgaris – общедоступный) КК неизбежно привела к тому, что в местах компактного проживания древних племён значительно возросло количество курганов и одновременно максимально упростилась их конструкция. По сути курганы стали частью погребальной обрядности и превратились в обычные могильники, лишенные религиозно-идеологического фундамента, на котором была сформирована КК Древнего Египта. Поэтому популярный ныне в среде альтернативных историков сюжет о заимствовании Древним Египтом чужих культов, включая КК, является маргинальным и ничем не обоснованным, если не иметь в виду маниакальную страсть некоторых авторов к верстке истории под свои шовинистические взгляды.

Типичным примером вульгаризации КК являются «Владимирские курганы», к которым относятся многочисленные могильники (7729), раскопанные в 1851—1854 гг. на территории Владимирской и Ярославской губерний.

В их описании впечатляет количество курганов, в то время как всё остальное указывает на примитивизацию КК [www.rostmuseum.ru] :

«По количеству насыпей в могильниках выделяются группы с. Веськово и Городище (№№ 1 и 11). Они относятся к числу крупнейших могильников на территории Древней Руси. Размеры курганных насыпей обычны для Северо-Восточной Руси: наибольшее их число имело диаметр 3,5-7 м и высоту 0,5-1,5 м (следует учитывать, что указанные в дневнике П. С. Савельева высоты не всегда соответствуют истинным часто они отмечались по глубине трупоположений). Крупные насыпи диаметром от 8 до 15 м и высотой 2-4,4 м отмечены в могильниках № 1 (70 насыпей), № 2 (одна насыпь), № 5 (пять насыпей), № 11 (девять насыпей) и № 12 (одна насыпь). При этом в могильнике № 1 насчитывается 33 насыпи диаметром свыше 10 м и высотой от 2,8 м и более. По этому показателю он сближается с могильниками у д. Тимерево и с. Михайловское под Ярославлем».

Характерно, что курганы с трупоположением чередуются погребениями с трупосожжением. В некоторых могильниках насчитывается до 60% курганов с трупосожжением. Судя по всему, в ряде курганов производилось коллективное погребение, но такие случаи редки.

Нет единообразия и в Кветуньском могильнике, насчитывающим десятки курганов, но наблюдаются существенные отличия [www.archaeology.ru] :

«Некрополь заметно делился на группы, окружавшие большие курганные насыпи (семейные кладбища?). В большинстве центральных курганов находились мужские захоронения (возраст преклонный), совершенные в ямах с деревянными сооружениями и следами огня (уголь, зола, обожженные костяки).

В 19 курганах обнаружены настилы, обкладка стенок могильной ямы деревом, гробовища-домовины, а в 20 стенки были обмазаны толстым слоем до 20 см лессовидного суглинка»
.

Большой курган, окруженный курганными насыпями, соответствует древнеегипетской КК, в которой крупная пирамида сопровождалась обширным некрополем. Аналогия прослеживается и в наличии у Кветуньских курганов внутренних камер – «гробовищ-домовин» - с характерной отделкой, напоминающей штукатурку.

Из приведённых примеров можно выделить два важных обстоятельства, способные пролить свет на тайну Змиевых валов:

1. Каждому умершему строится отдельный курган.
2. Отмечается стремление объединения семейных или родовых курганов в один некрополь.

Что произойдёт, если эти два фактора объединить в один? Постепенное наращивание родового кургана рано или поздно приведёт к созданию плоской насыпи и полному исчезновению кургана. Такое решение выглядит малопривлекательным и, очевидно, неприемлемым. А что если наращивать родовой курган последовательной пристройкой новых боковых курганов? Получится так называемый «длинный курган» или вал. Пожалуй, данное логическое следствие объединения упомянутых выше факторов и стало причиной возникновения Змиевых валов, т.е. они образовались в результате постепенного наращивания родовых или родоплеменных могильных курганов, что и объясняет их неспешное строительство, растянувшееся на многие века.

Предложенное решение проблемы Змиевых валов кажется довольно простым и естественным, но как бы противоречащим общеизвестным сведениям о курганах. Возникает вопрос, почему люди сообразили возводить родовые курганы в виде валов только в одном месте, ибо выходит, что в других строители оказались глупее.

Во-первых, регион, охватываемый культурой длинных родовых курганов (КДРК), довольно внушительный и охватывает почти 50.000км2 (рис.1). Во-вторых, для специалистов существование родовых курганов в виде валов секрета не представляет. Причём ареал проживания народов с культурой так называемых «длинных курганов» примыкает к региону Змиевых валов. К ним относятся ареалы смоленских, полоцких и псковских длинных курганов. При этом считается, что волынскому населению КК была чужда [rusograd.xpomo.com]. «Странность» поведения волынчан объясняется всего лишь тем, что историкам и археологам, поддавшимся теории оборонительного назначения валов, не удалось верно идентифицировать КДРК. На Волыни строили курганы и в большом количестве, только за многие годы они превратились в родовые курганы, которые сегодня учёными причисляются к оборонительным валам.

П.Золин в своей работе «Раннесредневековая точка на карте» [www.novgorod.ru] даёт краткое описание длинных курганов:

«В VIII-IX вв. преимущественно в северной части территории тушемлинско-банцеровской культуры получают распространение длинные и удлиненные курганы, получившие в литературе название смоленско-полоцких (рис. 2). Они заметно отличаются от псковских длинных курганов и составляют особую группу погребальных памятников, и даже отдельную археологическую культуру. Вместе с тем, смоленско-полоцкая группа длинных курганов образует общий ареал с псковскими длинными курганами, указывая на какую-то взаимосвязь этих погребальных памятников.

Отличаются смоленско-полоцкие курганы от псковских и по своим размерам: длина их не превышает 30 м, а большинство имеют в длину 10-20 м»
.

Распространение новгородских сопок и длинных курганов 
  смоленско-полоцкого типа
Рис.2. Распространение новгородских сопок и длинных курганов смоленско-полоцкого типа.


а - могильники с сопками;
б - могильники со смоленско-полоцкими длинными курганами.

Ареалы:
в - псковских длинных курганов;
г - тушемлинско-банцеровской культуры;
д - мощинской культуры; е - вятичей (VIII в.) ;
ж - роменскои культуры.

Более определённо о длинных курганах пишет Чернягин Н.Н. (БСЭ):
«Длинные курганы, погребальные памятники кривичей времени от 6 до 10 вв. Распространены в верхнем течении Западной Двины, Днепра, Волги, Ловати, в бассейне реки Великой и Псковского озера. Длинные курганы — земляные насыпи валообразной или овально-удлинённой формы, заключающие внутри остатки нескольких трупосожжений. Длина их от 15 до 80 м, ширина 7—15 м, высота чаще 0,8—1,5 м. Обычно длинные курганы содержат от 2 до 10, реже 11—20 захоронений в виде небольших груд пережжённых человеческих костей (иногда в глиняных сосудах). При остатках трупосожжений изредка встречаются металлические вещи, украшения, пряжки, ножи. Длинные курганы сменяются круглыми курганами с одиночными трупосожжениями».

Различие в размерах Змиевых валов и длинных курганов можно объяснить разной продолжительностью следования обрядности «длинных родовых курганов», и как следствие более древними корнями поднепровской культуры, ставшей источником заимствования КДРК народами, обитавшими северней Днепра.

Косвенным подтверждением глубокой древности поднепровской культуры является наложение Трипольской культуры, причисляемой к эпохе энеолита, на киевские Змиевы валы. А прямым подтверждением – радиоуглеродные датировки, проведённые в 1964 году и датировавшие Змиевы валы промежутком от II в. до н. э. до VII в. н. э. [www.kurgan.kiev.ua] . Впоследствии эти датировки были признаны неверными. Основание – противоречие с найденными археологическими материалами, оказавшимися явно славянского происхождения.

Ещё один аспект, указывающий на Змиевы валы как некрополь, - их западное по отношению к Киеву расположение. Т.е. киевские Змиевы валы находятся именно там, где и должно находиться древнее кладбище относительно городища – по аналогии с древнеегипетскими некрополями, расположенными на западе от Нила.

Типичными для КК являются и обнаруженные в Змиевых валах деревянные сооружения, которые полностью соответствуют гробовищам-домовинам Кветуньских курганов (см. Примечание). В последних, как и в Змиевых курганах, часто встречаются следы огня, обугливания или вовсе одни лишь угли от пожарища, свидетельствующие о практиковавшихся ритуалах трупосожжения.

С оборонительной точки зрения сжигание деревянного остова защитного вала смотрится совершенно абсурдным занятием. Но с точки зрения погребальной обрядности сожженные гробовища-домовины выглядят обычным и распространенным явлением.

Остаётся нерешённым вопрос с нахождением костных останков. Полных сведений об археологических находках в Змиевых валах у нас нет. Да и ставилась ли такая задача вообще? Ведь большинство исследований свелось к изучению конструктивных особенностей валов как защитных сооружений, а не могильников. В последнем случае археологам пришлось бы срывать валы до основания, а, вероятно, и углубляться в землю в поисках трупоположений или обуглившихся костных останков.

Длительное - на протяжении многих сотен лет – следование КК в Поднепровье вероятно обусловлено ещё и тем, что поднепровская культура пересекалась с древнеегипетской. Подтверждением этой гипотезы могут служить отвергнутые радиоуглеродные датировки (II в. до н. э. - VII в. н. э.), а также вещественные материалы, свидетельствующие об имевшейся связи Поднепровья с Древним Египтом. Об этом говорится в книге Г.А. Беловой и Т.А.Шерковой «Русские в стране пирамид»:

«В различные районы Поднепровья попадали многие египетские изделия, например, бронзовая статуэтка Осириса в короне Атеф оказалась в городе Хмельник Киевской области, бронзовая статуэтка кошки – в Киеве, амулет в форме священного глаза уджат – в Черкасской области, несколько ушебти – в Черниговской области, фигурка Беса – в скифском кургане у села Триполье (выделено мной – Andrew VK)».

В качестве ещё одного свидетельства может служить отмеченное ранее [supernovum.ru] рельефное изображение в гробнице Хоремхеба в Саккаре, где показаны представители разных народов, пришедшие выказать почтение богоравному правителю Египта.

Среди них явно выделяется пара с характерным европеоидным типом:

Фрагмент рельефа в гробнице Хоремхеба в Саккаре
Рис.3. Фрагмент рельефа в гробнице Хоремхеба в Саккаре.

Вероятно, изображены муж и жена. У женщины – распущенные волосы, а мужчина – с длинной прядью волос на бритой голове, что в старину отличало жителей Поднепровья.

Могли ли обитатели Поднепровья гипотетически созерцать фараона Хоремхеба, жившего за 1300 до н.э.? Мне видится, что нет никаких фундаментальных препятствий для наличия в столь глубокой древности культуры Поднепровья, тем более, как уже отмечалось, Трипольская культура, согласно ряду исследований, прекрасно вписывается в исторический период Нового царства Древнего Египта.


Примечание


Поразительное сходство погребальных обрядов североамериканской культуры Адена (область распространения охватывала современные штаты США Огайо, Индиана, Западная Виргиния, Кентукки, частично — Пенсильвания и Нью-Йорк) с КК, описанной в данной статье. Цитата из книги Г.Ершовой "Древняя Америка: полет во времени и пространстве":

"Культура Адена, первая среди культур строителей маундов (курганов - авт.), возникла в плодородной долине реки Огайо и распространилась вниз и вверх по ее течению. Помимо юга Огайо памятники Адена обнаружены и на сопредельных территориях штатов Западная Виржиния, Пенсильвания, Кентукки и Индиана. Все знают о маундах Адены, но менее известны ее насыпные валы, которые образовывали замкнутые круги, четырехугольники, пятиугольники. Иногда они пристраивались к естественным возвышенностям на рельефе, образуя замысловатые геометрические фигуры. Многие из них имели более 100 м в диаметре, но все же не являлись оборонительными сооружениями. Скорее, они ограничивали сакральное пространство, куда допускались далеко не все.


Так называемые погребальные маунды могли находиться как внутри, так и снаружи земляных валов. Всего на территории, которую занимали адены, уже обнаружено около 500 погребальных маундов. Самый большой из них находится в местечке Майямисбург (штат Огайо).


Наиболее ранние даты памятников, относящихся к этой культуре, восходят предположительно к 1100 году до н. э. Однако считается, что сформировалась она к 700 году до н. э. и просуществовала до 400 года н. э. Расцвет Адена приходится примерно на I век до н. э.


Культура Адена оказалась настоящим подарком для археологов. Дело в том, что адены обычно добавляли новые погребения к уже имевшимся маундам. Возникшие таким образом слои позволяют археологам на примере даже одного маунда проследить несколько этапов существования всей культуры.


Погребальный обряд аденов со временем становился все более детальным и сложным. Но во всех случаях поверх погребений возводились искусственные холмы из земли – собственно маунды.


В самых ранних погребениях аденов, относящихся к V веку до н. э., были обнаружены исключительно индивидуальные захоронения. Родственники помещали труп или скелетированные останки в небольшое углубление, выложенное изнутри и покрытое сверху корой, а затем насыпали над ним земляной холм. Некоторое время, зачастую на протяжении жизни нескольких поколений, родичи продолжали приносить своих умерших в это место. Они посыпали останки красной охрой и снабжали покойников некоторыми личными вещами, которые могли понадобиться им в загробном мире. Тела укладывались на спину вытянутыми. Любопытно, что кости обнаруженных скелетов зачастую оказывались выкрашенными красноватой охрой. По всей видимости, перед захоронением скелет каким-то образом очищали от мышц. Возможно, тело покойника на некоторое время оставляли на воздухе, чтобы оно разложилось, а потом сверху насыпали красноватый порошок, или же очищенные кости специально красили охрой. Но это касалось в основном наиболее богатых погребений, где покойники покрывались охрой или графитом и всегда сопровождались богатым инвентарём. Тех, кого хоронили в простых могилах, как правило, предварительно подвергали кремации.


Со временем стали появляться не только одиночные, но и коллективные погребения, вмещавшие до трёх человек. Над первым – одиночным – захоронением возводился сравнительно небольшой маунд. Но по мере того как добавлялось и засыпалось землей каждое новое захоронение, маунд разрастался и вверх, и вширь, достигая иногда весьма впечатляющих размеров.


В более поздние периоды истории аденов на смену простым неглубоким ямам пришли срубные гробницы. Умерших уже укладывали в специальные могилы, выложенные корой. Затем был разработан ещё более сложный тип погребений: останки стали помещать внутри погребального дома, над которым затем традиционно насыпали все тот же маунд. Погребальный дом оставался до какого-то времени открытым – время от времени сюда «подселялись» новые покойники. Однако наступал момент, когда дом закрывали и сжигали вместе со всеми помещёнными в него останками людей. Поверх пепелища насыпался холм, образуя маунд. Погребальные земляные сооружения такого типа, как правило, располагались группами. В эпоху поздней Адены вокруг погребений стали возводить простые ограждения из насыпей и рвов. Их диаметр достигал иногда 60 м. В ограде был единственный проход, который и вел к центральному маунду"
(выделено мной).




24 февраля 2010г



════════════════════════





Хостинг от uCoz